Светлейшая, Тишайшая, Владычица… Всё о ней и ничего о ней

v_main

Я вновь в твоем лабиринте, в каменных складках стен. Касаюсь ладонями, здороваюсь с каждым изгибом. Привет, любимая, привет.

Из воды вышедшая, водой захлестываемая. Венеция.

Неужели руки человека возвели тебя на болотах? Неужели венеты смогли создать невесту морскому богу? И ужели так мало даров ему, что он пытается забрать тебя в морскую глубь?

Союз с морем стал твоим ключом к власти. Ты закрепила его обручением с Нептуном, кидая перстни в воду по праздникам Вознесения. Посулила дары и себя. ВСЁ. В обмен на имперское величие. ДАЛЕЕ: 

И Нептун согласился. Отдал в руки твои все торговые нити, мощь стихии и силу ветров.

giovanni_battista_tiepolo_080

Красотою и хитростью ты решала проблемы, заводила союзников, сталкивала лбами врагов. Играла карнавалы, кокетничала с Судьбою, рождала дамских угодников и театралов, художников и морских завоевателей. Но не слишком ли многим ты крутила усы? Не слишком ли часто заигрывала с другими? Не ты ли исчерпала терпение морского бога, так что отнял владычество?

Что сейчас от былого величия…

Твои нежные тропы, изогнутые как кружево на карнавальных масках, истоптаны в магистральные трассы. По маршруту «Сан Марко – Риальто» сплошные человеко-ноги и фото-вспышки. Чудовищные лайнеры выше твоих куполов, многослойные белые торты вытряхивают туристов как муравьев.

Город без привычных звуков – ни машин, ни гудения проводов, звуков лифта. Но любой звук, будь то голос иль шаг, многократно возвращается эхом, ударяясь о камни и воду.

«Гондола, гондола!» — кричат гондольеры о коротких прогулках, во время которых можно увидеть как вода разъела двери домов. «Граци! Скузи! Сеньора! Чао!» — итальянский на гласных, звенящих вибрациях. Итальянцы с напомаженными волосами, цветными платками в нагрудных карманах, спешащие, присвистывающие, поющие. Живущие голосом.

Сан Марко, дворец дожей, Гранд Канал, мост Риальто, мост Академии, еще мосты. Мосты, мосты, мосты. Смотрят на тебя, Венеция, фотографируют тебя, Венеция.

ge4a0649

Но видят ли?

В густой толпе людей и звуков так легко проскочить мимо уст Льва, бокка ди леоне, куда кидали доносы (за подписью свидетелей!). В Дорсодуро так просто пройти по мосту борцов, не заметив специальных отметок для стоп, где должны были встать драчуны. А рядом с Сан Марко над многоголовой туристической гидрой – Вечья дель Мортер, старуха с кувшином. Которая сбросила этот кувшин на голову бунтарю Баймонте Тьеполо, удачно, с летальным, предотвратив восстание против дожа Пьетро Грацениго.

А у моста Риальто — куртизанки. Сейчас здесь мастерские, из которых пахнет краской, там делают настоящие маски. Для карнавалов, пусть они и не длятся по полгода, как раньше. Тьма магазинов, где кольца, подвески, обувь, шарфы. Варят прекрасный кофе в тесных кофейнях. Туда забегают на две минуты, шумно болтают с бариста, выпивают эспрессо – маленький кофейный поцелуй, адреналиновый впрыск в сердце, бросают пару евро вместе с «чао!» и бегут дальше. Мимо скульптуры Гольдони, родителя комедии дель арте; мимо театра «Феникс», который действительно сгорел и был заново отстроен; мимо площади Сан Анджело, где была башня… которая упала через несколько дней.

Не каждому ты показываешь себя, Венеция.

Но больше шансов увидеть вдали от толпы.

Уйти на острый угол Дорсодуро, смотрящего, как нос корабля, на площадь Сан Марко. Глядеть на отражения фонарей, подставлять лицо ветру и слушать крики чаек. Когда вода высока, не видно границы между набережной и морем. И словно стоишь на воде. Словно плывешь.

Гулять в ночи. Ведь именно тогда можно услышать твое дыхание. Всплески воды о гондолы. Эхо шагов.

А ранним утром гребешки гондол разрежут молочный туман.

v_gondols

На набережной Дзаттере начнут расставлять столики и стулья. Можно будет сесть, вытянуть ноги, подставить лицо солнцу. Заказать апероль шпритц – сгусток лета, яркий как апельсиновое желе, венецианский коктейль. Смотреть на упавшие в воду звезды, покорные атласные волны, пролетающих чаек в маске моретто.

v_seagull

Такую ужасно любили мужчины, ведь чтобы держаться на даме, той следовало держать рот на замке: не пить, не есть, не говорить.

moretta

Царственная. Единственная. Настоящая.

Позабывшая уговор со стихией. Нарушившая брачный контракт.

Не забыла ли, красавица, поделиться драгоценностями? Скоро.

Вот уже хищные водянистые пальцы пытаются схватить каменные скулы Дорсодуро.

Не забыла ли ты, милая, что стоишь на губке? Скоро, скоро.

Море стреляет брызгами в прохожих, шипит под пузом моторных лодок. Поднимается вода, пузырится на площади Сан Марко, отражая густо рассыпанные по небу звезды.

И пока не забрал тебя морской король, буду приезжать, буду слушать твои колокольные перезвоны, целовать твои трещинки, ловить звезды в переулках…

Кричи скрипками танго, Венеция, оркестрами Florian, Светлейшая. Но не спасут тебя каменные львы и Святой Марк. Ты — каменная рыбка, ненадолго выскочившая из воды, поразившая людей красотой драгоценной чешуи. Рождена водой, и будешь поглощена ею. Время придет, сколько бы ты не останавливала башенные часы…

v_fish

Фотокарточки из личного архива, заглавная — авторства Евгения Соловьева, за что ему — граци миле 😉

Related Posts